Сегодня у нас: 99460 вакансий, 86524 резюме

05.02.2008 12:58:49

Принцип Питера

В иерархии каждый индивидуум имеет тенденцию подниматься до своего уровня некомпетентности.

Выдержки из книги «Принцип Питера»,
 автор – Лоуренс Джонсон Питер (1919-1989 гг.).

 

ПОЧЕМУ   ДЕЛА    ИДУТ    ВКРИВЬ    И    ВКОСЬ

 

Меня одолевают сомнения.

Не могу разобраться, кто управляет миром — люди некомпетентные, но честные, либо умные ребята, которые нас дурачат. Задумайтесь над следующими примерами, и вы поймете, что меня беспокоит. Будучи профессором в университете Британской Колумбии, я получил памятку: "Профессора, не имеющие собственных секретарш, могут пользоваться девушками из сводной группы секретарей". Выходящая в Стоутоне, штат Висконсин, газета "Курьер" сообщила: "На Фортон-стрит отремонтирован мост, рухнувший прошлой осенью. Установлены новые, укрепленные железными брусьями опоры фермы, и мост теперь приведен в то же состояние, в каком он находился перед тем, как рухнуть". В колонке "требуются" можно было прочитать объявление, приглашающее "работника на счетчиках молекулярной реакции изотопов ядерного распада и на трехфазных циклотронных урановых фотосинтезаторах", с добавлением: "Наличие опыта необязательно". "Сан-Франциско экземинер" информировал: "Представители транспортной службы штата Род-Айленд в Ист-Гринвиче заявили, что никакие оправдания действий дорожно-эксплуатационной бригады, которая провела желтую разделительную полосу по лежавшему на шоссе трупу собаки,  не  могут  быть  приняты  в  расчет".

Доискиваясь истины, я упорствовал в своих попытках понять коренные причины, по которым столь многие дела идут вкривь и вкось, хотя мне редко удается с точностью установить, что же скрывается за видимыми проявлениями некомпетентности — старания преданного делу болвана или   розыгрыш   лихого   мистификатора.

УХОДИТЕ,    ПОКА    ВЫ    НЕ    ПРОДВИНУЛИСЬ

Последний раз к исполнению должностных обязанностей в сложившейся иерархии я приступил в 1966 г., когда стал профессором педагогики в университете Южной Калифорнии. На этом посту мне предоставлялись бесчисленные возможности подняться над уровнем своей компетентности и стать жертвой мною же изобретенного принципа. Я считал, что достиг своего оптимального уровня эффективности в избранной сфере профессиональной деятельности, где я постоянно испытывал ту радость свершений, которая приходит в работе, выполняемой с глубокой   личной   заинтересованностью.

Моего непосредственного начальника перевели в другое место, и мне предложили возглавить отдел. Поскольку я полагал, что занимаемый мною пост позволил старой мечте стать явью, я это предложение отклонил. Последовали настойчивые советы не спешить и хорошенько подумать. В наступившие затем недели меня уговаривало начальство, со всех сторон нажимали коллеги, убеждая согласиться на повышение. Давление это настолько меня травмировало, что я решил пустить в ход творческую некомпетентность. Это прием, состоящий в том, чтобы сознательно показать себя некомпетентным в чем-либо, не имеющем отношения к сфере ваших признанных достижений. Вы это делаете с целью убедить вышестоящее лицо, что при всей компетентности, которую вы проявляете на своем нынешнем месте, дальнейшего продвижения вы не заслуживаете. Может показаться, что это трудно сделать, но на практике, как я обнаружил, достигается довольно легко и доставляет массу удовольствий. Стоило мне несколько раз поставить свой автомобиль на место, отведенное для машины декана, как предложения насчет более   высокого   поста   прекратились.

Когда мне предлагали выступить и рассказать о моих исследованиях в области педагогической компетентности, я стал ссылаться на некоторые забавные проявления некомпетентности, внося тем самым комическую разрядку в свои серьезные   доклады.

Моим первым примером служила учительница, которую я назвал мисс ШТАМП, потому что творческое начало   было   присуще   ей   в   той   же   мере,   что   и   копировальной машине. В учительском колледже она была превосходной студенткой. Пунктуальная, исполнительная, она не упускала ни одного слова преподавателей. Сделанные ею записи лекций выглядели так, будто были сняты под копирку с конспектов, по которым профессора читали эти лекции. Она была настолько хорошей студенткой, что без проблем переходила с курса на курс и каким-то образом благополучно сдала экзамен по педпрактике. Она стала школьной учительницей и своего уровня некомпетентности достигла за неправдоподобно короткий срок. Будучи компетентной в качестве потребителя знаний, она потерпела полное фиаско в качестве их распространителя. Ее широкая образовательная подготовка означала только то, что она способна была нагнать скуку на занятиях по любому предмету из школьной программы. Она была из тех людей, что могут озарить комнату светом — стоит им лишь выйти за дверь. Если бы не ее рыжие волосы, можно было бы утверждать, что она совершенно бесцветна. Ее не уволят, потому что она пунктуальна, исполнительна и все требуемые формуляры заполняет вовремя. Единственно, чего она не умеет, —   это   учить.  

Директор школы Остоу Лоп обладал такой способностью не понимать других людей, какой я никогда не встречал. Он был компетентным исследователем и превосходным педагогом. Ученики внимали каждому его слову, и он не ведал проблем с поддержанием дисциплины. Став директором, он не проявил ни малейшего понимания или сочувствия к тому, что заботило рядового учителя. Его поразило открытие, что, умея так хорошо ладить с детьми, он столкнулся с одними лишь неприятностями в отношениях с собственным персоналом... Для дальнейшего продвижения он не пригоден, и большая часть его нынешней жизни уходит на воспоминания о добром старом времени, проведенном в классной комнате. Компетентный наставник детей возвысился до некомпетентного руководителя взрослых.

В своих лекциях я назвал следующее явление ПРИНЦИПОМ ПИТЕРА: в любой иерархии каждый индивидуум имеет тенденцию подниматься до своего уровня некомпетентности.

Я назвал это принципом, поскольку таким образом выражается определенное обобщение или тенденция, а не что-то долженствующее непременно осуществиться. Система побуждает индивидуума взбираться на уровни его некомпетентности. Если вы способны выполнять свою работу эффективно и без напряжения, вам скажут, что эта работа не дает вам возможности проявить себя, и потому вы должны подняться выше. Проблема в том, что когда наконец вам достается нечто, с чем вы не можете толком справиться, то именно этот вид деятельности и становится вашим постоянным занятием, предаваясь которому вы заваливаете свою работу, приводите в отчаяние коллег и подрываете   эффективность   всей   организации.  

Естественно, я задавал себе вопрос: не обстоит ли дело так, что всякая иерархия действует подобно школьной системе? И решил внимательнее присмотреться, как это выглядит в жизни.

Результаты оказались самыми поучительными. При посещении публичной библиотеки я заметил, что книги о беременности находятся на нижней полке, у самого пола, где их, по-видимому, не могут увидеть именно те, кого они интересуют. Я направил в большое издательство заказ на книгу о некомпетентности в сфере бизнеса. Спустя две недели я получил письмо, в котором среди прочего прочитал: "Мы благодарим за ваш недавний заказ и подтверждаем желание немедленно его выполнить, но улучшения, вносимые в организацию нашей работы, приведут к задержке с отправкой". Я читал книгу Вэнса Паккарда "Отбросопроизводители" — о промышленниках, сознательно выпускающих непригодную для длительного пользования продукцию. Прежде чем я закончил чтение, обложка отвалилась и страницы   рассыпались.

В учреждениях школьной системы и за ее пределами я расспрашивал администраторов об их политике продвижения кадров. Кэп Прис, старший школьный инспектор, кратко выразил суть дела: "Любой компетентный человек есть кандидат на выдвижение". Каждый администратор среди моих собеседников соглашался, что компетентность должна вознаграждаться более высокой должностью, а некомпетентность следует рассматривать как преграду к продвижению по службе. Никто не проявил видимого понимания, что в системе, где компетентность служит основанием,   а   некомпетентность    преградой  для  прод-

вижения,  каждый  отдельный  работник остановится  в  конечном   итоге   на   уровне   своей   некомпетентности.

НА    БОЛЕЕ   ВЫСОКИХ    СТУПЕНЯХ   ИЕРАРХИИ

В 1964 г., когда я пребывал в должности профессора университета Британской Колумбии, мне как-то случилось присутствовать на фестивале одноактных пьес в театре "Метро" в Ванкувере. Действие одной пьесы развертывалось на тонущем корабле, наскочившем в бурю на риф. Актеры должны были раскачиваться на сцене, все одновременно в одну сторону, так, чтобы создавалось впечатление кренящейся палубы. Исполнитель ведущей роли то и дело поворачивался спиной к залу и наклонялся в сторону, противоположную той, в которую клонились все   остальные.   Весьма   неуместными   казались   и   знаки, которые он подавал за кулисы. В перерыве я разговорился со своим другом, драматургом Рэймондом Халлом. Когда я спросил, понятно ли ему что-нибудь в том странном зрелище, которое мы только что видели, он сказал: "Да. Исполнитель ведущей роли в действительности очень неплохой актер. Беда в том, что он сам написал эту немыслимую пьесу, сам ее ставит, да еще в ней играет. Порой он забывает, что он актер на сцене, и поворачивается спиной к залу, чтобы руководить своей труппой. А его странные жесты, обращенные за кулисы, — это  знаки осветителям  и  рабочим  сцены".

"Он пал жертвой Принципа Питера, — сказал я. — Компетентный актер поднялся до уровня своей некомпетентности в роли драматурга и режиссера". Рэя эта мысль, по-видимому, увлекла, и он начал настаивать, чтобы я написал книгу о моем открытии. Но я отказывался, поскольку был в то время занят работой над учебником, поясняющим, как использовать в педагогической практике диагнозы, поставленные медиками, психологами и специалистами служб социальной помощи. Рэй твердил, что книга о Принципе Питера нужна обществу, и предложил свое сотрудничество. Я согласился, и через год мы засели за книгу. Когда мы пришли к выводу, что в нашей рукописи содержится все, что мы хотели сказать, я предложил   ее   одному   крупному   издательству.

ПРИНЦИП ПИТЕРА — любой из нескольких представленных в сатирической форме "законов", касающихся организационных структур, особенно указывающий на тенденцию продвижения людей по службе до уровня, превышающего их компетентность. /По названию книги Лоуренса Дж. Питера, канадского педагога, род. 1919 г. Толковый   словарь   "Рэндом   хаус   колледж",   1979./

Следствие 1. Сливки поднимаются кверху, пока не прокиснут.

Следствие 2. Для каждой существующей в мире должности   где-то   есть   человек,   неспособный   ей   соответствовать. При достаточном числе продвижений по службе эту  должность   займет   именно   он.

Следствие 3. Путешествие длиною в тысячу миль завершается одним-единственным шагом.

Следствие 4. Вся полезная работа совершается теми, кто  еще  не достиг своего уровня  некомпетентности.

Следствие 5. Компетентность всегда несет в себе семена   некомпетентности.

Оценка или измерение конечного результата — это единственный   научный   способ   судить  о   компетентности.

Следствие 8. В иерархии индивидуальные свершения обратно   пропорциональны   высоте   занимаемого   поста.

Следствие 14. Равные возможности означают, что каждому в одинаковой мере представляется шанс стать некомпетентным.

"Президенту в его окружении, не нужны ни мужчины, ни женщины, умеющие только поддакивать. Если он   говорит   "нет",   мы   все   говорим   "нет".(Элизабет Доул,  помощник  президента  Рейгана)

Следствие 13. Получить должность труднее, чем удержаться в ней.

 

ПРИНЦИП КОМПЕТЕНТНОСТИ ПО ПИТЕРУ: Чтобы избегать ошибок, надо набираться опыта; чтобы набираться опыта,   надо   делать   ошибки.

Не все индивидуумы пригодны для выдвижения на более высокие должности. Некоторых не продвигают потому, что их считают незаменимыми на том месте, где они находятся. Они, таким образом, достигли своего уровня незаменимости. Когда уровень некомпетентности некоего лица совпадает с уровнем незаменимости, мы имеем дело со странной аномалией — незаменимым некомпетентным работником. Если руководитель компании поднялся до уровня своей управленческой некомпетентности, но пользуется доброй славой у публики и только что удостоился диплома, удостоверяющего его гражданскую добропорядочность, то эта компания располагает незаменимым некомпетентным администратором. Если его устранить — не избежать большой беды. Если его сохранить — не избежать   большой   беды.

Отсюда разумно заключить, что угроза потерять миллионы не может служить помехой для сохранения за управляющим его поста, тогда как за попытки спасти эти   миллионы   вас   могут   уволить.

ПРИНЦИП ОЦЕНКИ ПО ПИТЕРУ: Как сверхнекомпетентность, так и сверхкомпетентность могут представлять угрозу для интересов учреждения.

Другое возможное наблюдение состоит в том, что сохранение за управляющим его поста, никоим образом не связано с его профессиональной компетентностью. Дело даже обстоит так, что менеджеры, наиболее прочно засевшие на своих должностях, отличаются патологической неспособностью компетентно выполнять служебные обязанности.

ПРИНЦИП ОЖИДАЕМОГО ПО ПИТЕРУ: Происходит не просто нечто более странное, чем мы предполагали: странность происходящего превышает и то, что мы не смели   предположить.

Персонал охранной службы авиакомпании "Пан-Америкэн" с беспокойством отметил исчезновение множества сувенирных бутылочек со спиртными напитками. Чтобы засечь, в какие моменты совершаются кражи, в шкафу, где хранилось спиртное, установили часовой механизм. Во время полета стюардесса услышала тиканье и решила, что на борту бомба. Командир изменил курс и посадил самолет в Берлине, где была произведена высадка пассажиров через запасные выходы. Незапланированная посадка самолета обошлась в 15 тысяч долларов. Сувенирная бутылочка   стоит   35   центов.

УНИВЕРСАЛЬНОСТЬ ПРИНЦИПА: Вещи, оружие и другое военное оборудование также подчиняются тенденции к достижению уровня некомпетентности. Историческая хроника донесла до нас, что в 1628 году было спущено на воду самое большое морское судно своего времени —   шведский   военный   корабль   "Васа".   Самым   большим он был не только по размерам, но и по количеству пушек: шестьдесят четыре орудия на двух палубах. Он затонул немедленно — верхняя его часть перевесила нижнюю.

 


Издатель:  ,  статья: 


Вверх